7 советских генералов, которые героически погибли в бою

Первая жертва

Первая жертва среди высшего командного состава Красной Армии не заставила себя долго ждать — 14 июля 1941 года не стало командира 13 армии, генерал-лейтенанта Петра Филатова.

Петр Филатов. Фото - Википедия Петр Филатов. Фото — Википедия

Филатову не довелось повоевать и трех недель, но даже за это время он успел сделать немало — проводя труднейшие оборонительные бои на минском направлении, командир сумел вывести армию из окружения, сохранить ее боеспособность и занять новый рубеж.

К сожалению, военачальнику пришлось роковым образом испытать на себе еще одну тяжелую проблему начала войны — доминирование противника в воздухе. 8 июля, во время очередного налета немецкой авиации Филатов был тяжело ранен. Эвакуация в московский госпиталь не помогла — спустя 6 дней генерал-лейтенант скончался.

Видео

Подлас Кузьма Петрович

25 мая 1942 года из окружения с боями прорывались остатки 57-й армии, которая понесла большие потери и попала в котёл в ходе так называемой Третьей битвы за Харьков.

В этот день у села Копанки Изюмского района Харьковской области развернулось большое сражение, в котором погиб командующий 57-й армией генерал-лейтенант Подлас Кузьма Петрович. От его соединения мало что осталось: остатки армии были выведены во фронтовой резерв на переформирование.

Кузьме Петровичу было 48 лет. Крестьянского происхождения, родом из Черниговской губернии. На военной службе с 1914 года. В императорской армии дослужился до звания унтер-офицера. В РККА служил с самого её основания. Участник гражданской и советско-польской (1920 г.) войн; сражений на озере Хасан (1938).

В результате разбора этих, в целом неудачных, боёв с японцами, командующий 1-й армией Подлас был осуждён за саботаж и отправился в ГУЛАГ, несмотря на заступничество командарма Тимошенко. В апреле 1940 года Кузьма Петрович вышел по амнистии и был восстановлен в РККА.

Подлас Кузьма Петрович. Фото в свободном доступе.

Столкновение с бандеровцами

Великая Отечественная война была сложным, многогранным процессом — и советские военачальники погибали в столкновениях не только с нацистскими войсками. В этом отношении особенно известен случай генерала армии Николая Ватутина.

Николай Ватутин. Фото - РИА Новости Николай Ватутин. Фото — РИА Новости

С вермахтом Ватутин воевал как раз вполне успешно — он возглавлял Юго-Западный и Воронежский фронты, приняв непосредственное участие в разгроме врага под Сталинградом и став одним из первых в истории кавалеров ордена Суворова I степени.

Орден Суворова I степени. Фото - Википедия

Орден Суворова I степени. Фото — Википедия

Роковым же для военачальника стал последний день зимы 1944 года, когда, проводя в относительно спокойной обстановке подготовку к очередной наступательной операции, Ватутин попал в засаду, организованную Украинской повстанческой армией (запрещенная в России организация). По другой версии, кортеж из двух машин встретился с отрядом УПА случайно. 

Генерал был вынужден вместе с товарищами вступить в перестрелку, во время которой получил ранение в бедро — пуля раздробила кость. В общей суматохе оказать своевременную помощь Ватутину не удалось — рассказывается, что первая машина с ним перевернулась, вторая застряла в грязи, пришлось реквизировать деревенские сани — к врачам пострадавшего доставили только спустя 5 часов.

У военачальника началось заражение крови, позднее появились признаки газовой гангрены — и устранить эти последствия не смогли ни самые лучшие условия содержания в Киеве, ни привлечение главных светил советской медицины, ни использование недавно изобретенного пенициллина.

Процессом лечения Ватутина руководил главный хирур Процессом лечения Ватутина руководил главный хирург СССР Николай Бурденко, чьим именем был впоследствии назван Главный военный клинический госпиталь. Фото — Википедия

По некоторым сведениям Ватутину даже ампутировали ногу, но было слишком поздно — ночью 15 апреля, генерал, согласно отчету медиков, «скончался при явлениях нарастающей сердечной слабости и отека легких».

Ватутина похоронили в Киеве. Впоследствии его памятник неоднократно подвергался осквернению — неизвестные обливали сооружение красной краской, а до того вешали табличку с надписью: «Палач, уничтоженный украинскими националистами».

Оскверненный памятник Ватутину в Киеве. Фото - Вик Оскверненный памятник Ватутину в Киеве. Фото — Википедия

Иван Данилович Черняховский

18 февраля 1945 года смертельное ранение осколками артиллерийского снаряда (или миномётной мины, по другой версии) получил один из самых молодых и талантливых советских полководцев, дважды Герой Советскоо Союза – генерал армии Иван Данилович Черняховский, командующий 3-м Белорусским фронтом.

Под злополучный обстрел он попал на окраине уже освобождённого его армией от немцев города Мельзак в Пруссии. С октября 1945 года он стал польским городом Пененжно, вместе с другими прусскими землями, подаренными Польше Советским Союзом. Памятник генералу Черняховскому, установленный на месте его трагической гибели, в 2015 году был снесён властями этого польского города, несмотря на протест российского МИДа.

Черняховскому в момент гибели было 37 лет. Он был родом из Киевской губернии, рабочего происхождения. На военной службе с 1924 года. Прошёл всю Великую Отечественную с первых дней.

Первую Золотую Звезду Иван Данилович получил в октябре 1943 года, за организацию форсирования Днепра и личный героизм, проявленный в этой операции. Вторую – в июле 1944-го, за освобождение Витебска, Минска и Вильнюса.

Похоронили героя в Вильнюсе. В 1990-е годы пришлось перевозить прах Черняховского в Москву, на Новодевичье кладбище. А памятник боевому генералу, который с 1964 года стоял в Вильнюсе и который литовцы начали демонтировать в 1993-м, в итоге «переехал» в Воронеж и с тех пор стоит там, на площади, носящей имя героя.

Всё это – несмотря на то, что, если бы не решительные действия Черняховского, Вильнюс и Виленский край были бы заняты Армией Крайовой и отошли бы к Польше (этот план поляков поддерживал, в частности, президент США Рузвельт).

Иван Данилович Черняховский. Фото в свободном доступе.

В заключение, я хочу сказать, что несмотря на моё негативное отношение к большевистскому режиму, стоит признать, что там тоже было много достойных людей. Эти офицеры и их подвиги послужили примером для всех бойцов Красной Армии, от солдата до генерала.

«Гитлер был в бешенстве» — немецкий генерал рассказывает о реакции фюрера на Курскую Битву

Теги

Adblock
detector