Жизнь и смерть маньяка Оноприенко

Карьера по-советски

Анатолий родился 25 июля 1959 года в селе Ласки Житомирской области. Его отец, бывший фронтовик Юрий Оноприенко, был дважды судим за кражи. В трехлетнем возрасте Толик потерял мать, а в семь лет попал в детдом. После восьмилетки он поступил в лесной техникум, потом отслужил в армии, окончил мореходное училище и стал служить на флоте.

После увольнения в запас в 1987 году Оноприенко поступил в пожарную дружину. Работая пожарником, он вступил в партию и даже дослужился до заместителя парторга в запорожском городе Днепрорудное.

Видео

Суд

На суде Оноприенко вел себя спокойно и даже вызывающе. Рогозин же, напротив, сильно переживал. Интересно, что возлюбленная маньяка, несмотря на явные чувства, бывшие между ними, узнав правду, отреклась от Анатолия. Она не навещала его в тюрьме и не пришла на суд. Первая жена, имевшая от Оноприенко ребенка, также не контактировала с бывшим супругом. Следствию она лишь сообщила, что по поведению супруг ее казался ей вполне вменяемым и даже рассудительным.

Поначалу Оноприенко признавал свою вину и даже пытался выгородить товарища. Но потом стал требовать нового адвоката, соответствующего его требованиям – опытного, не молодого, с международной практикой. Однако денег у маньяка, разумеется, не было, поэтому суд его требования не удовлетворил. Тогда преступник решил замолчать и перестал давать показания. За время следствия у Анатолия, кстати, сменилось целых пять адвокатов, но никто не проявлял особого рвения к защите преступника, так как приговор был ясен изначально.

Суд проходил в весьма нервной обстановке – родственники жертв не могли сдерживаться, во всеуслышание требуя смертной казни преступнику. Кто-то из потерпевших даже не пришел на заседание, опасаясь, что маньяк вырвется из клетки и убьет их.

Суд приговорил Анатолия Оноприенко к расстрелу, а Сергея Рогозина – к 13 годам заключения. Позже адвокат Рогозина обжалует приговор, и осужденному немного снизят срок – до 12 лет. Приговор зачитывался в течение целых 12 часов с небольшими перерывами. Помимо непосредственно убийств, обвиняемому инкриминировались также разбойные нападения, кражи, изнасилования, а также были предъявлены денежные иски. Любопытно, что обвинения в бандитизме Оноприенко всячески отвергал.

Экономя патроны

30 января 1996 года на улице городка Фастов (Киевская область) маньяк заметил местного дальнобойщика и открыл по нему огонь. Раненый мужчина стал звать на помощь и побежал к своему дому, но Оноприенко добил его вторым выстрелом. На шум из соседнего дома выбежала женщина: маньяк хладнокровно застрелил и ее. А потом отправился в дом, где в страхе затаились двое сыновей убитой. Одного из них Оноприенко застрелил из обреза, а у второго, шестилетнего, потребовал показать место, где родители хранят деньги. Мальчик расплакался — и маньяк заколол его отверткой.

Три недели спустя в городе Олевск (Житомирская область) жертвами Оноприенко стала семейная пара и их ребенок, которого маньяк насмерть забил молотком. К слову, это было характерной чертой всех его преступлений: убийца стрелял лишь в тех, кто мог оказать ему сопротивление, а на слабых экономил патроны. Во время своего следующего преступления, 21 февраля 1996 года, в Малине Оноприенко застрелил из обреза хозяина дома и его жену, а детей зарезал.

Это стало последней расправой маньяка: 14 апреля 1996 года его задержали оперативники по наводке от анонимного информатора. В квартиру, где Оноприенко жил вместе с семьей, сразу же выдвинулась группа захвата. Но штурмовать жилище не пришлось: Анатолий ждал супругу, которая вместе с дочерью отправилась в церковь, поэтому, услышав стук, спокойно пошел открывать дверь. Увидев незваных гостей, Оноприенко бросился за обрезом, но был схвачен и закован в наручники.

Заграница не помогла

После массового убийства Оноприенко решил затаиться: его стали посещать параноидальные мысли и страх оказаться на месте своих жертв. Кроме того, он очень боялся уголовного преследования, постоянно ждал ареста и порой думал о самоубийстве. Но оперативники на него так и не вышли, хотя на местах преступлений маньяка остались гильзы, по которым можно было бы определить оружие и найти его владельца (Оноприенко убивал из своего винчестера).

Чтобы окончательно не сойти с ума, Анатолий отправился за границу. Поколесив по Европе, он недолго пожил в Греции, а затем переехал в Германию и обосновался в Мюнхене. Там Оноприенко не гнушался никакой работы: он трудился мясником, садовником, посудомойщиком и кухонным работником. Но осесть в Германии ему не удалось: Анатолия депортировали в связи с нарушением местного законодательства. Но он не сдался и вернулся в Европу, правда, уже по поддельным документам.

В этот раз Оноприенко пытался получить политическое убежище в Греции, Испании и ряде других стран — но безуспешно. Тогда он подался в мормоны, которые даже крестили его по своему обряду, но с переездом за рубеж помочь так и не смогли. Тогда Анатолий придумал план: воровать, чтобы попасть в какую-нибудь европейскую тюрьму. Оноприенко почему-то решил, что после отсидки ему обязательно дадут гражданство. В итоге он провел несколько месяцев в австрийской тюрьме за погром магазина, после чего был депортирован на родину.

Преступления

В 1986 году Оноприенко уличили в незаконной торговле, и с приносившей доход работой пришлось расстаться. Уроженец села Ласки осел в украинской провинции, устроился в пожарную охрану и увлекся охотой. Приобретение винчестера и знакомство с воином-интернационалистом Сергеем Рогозиным предопределили дальнейший жизненный путь. Поначалу товарищи торговали овощами и фруктами с грузового автомобиля на местных рынках, потом в привычку вошли воровство и вооруженные грабежи.

Впервые сообщники решились на убийство по случайному стечению обстоятельств. Жертвами стали супруги, спавшие на обочине дороги в «Жигулях» и поднявшие панику при нападении.

Рогозин осудил жестокую расправу, но был вынужден молчать из-за страха за судьбу близких. Впоследствии дороги Анатолия и бывшего военного сами собой разошлись, и маньяк стал действовать в одиночку.

В конце 1980-х от рук преступника погибли путешественники из Польши. Через пару недель список пополнился семьей из 5 человек. Оноприенко сжигал трупы и отгонял принадлежавшие им транспортные средства подальше от мест расправы. Маньяк, которому дали клички Полесский упырь, Украинский зверь, а также Терминатор, в конце концов удостоился пристального внимания властей.

Анатолий Оноприенко и Сергей Рогозин / «Літопис за
Анатолий Оноприенко и Сергей Рогозин / «Літопис запорізької полiцiї» и «Репортер»

Понимая степень опасности, Анатолий спрятался за границей. В Европе воспитанник детдома работал посудомойщиком и мясником. Попытки осесть в Греции или Германии успехом не увенчались. Он вернулся в Украину и продолжил идти по преступному пути.

Вскоре охота на жителей городов и деревень превратилась в навязчивую идею. В бывшем моряке внезапно проснулся беспощадный, алчущий крови маньяк. В Малине, где прошла юность, Оноприенко под предлогом ограбления проник в дом товарища по школе. Он убил главу семьи с супругой, а также двух малолетних детей.

Подобная картина повторилась на окраине села Братковичи. От рук нелюдя погибли мужчина, три женщины, а также случайные прохожие, услышавшие шум и пришедшие посмотреть, что случилось.

Представители властей попросили подкрепления у военных, но армия не смогла уследить за хаотичными перемещениями убийцы. «Украинский зверь» оставил след в Запорожье, Фастове, Олевске и других населенных пунктах. В итоге, почувствовав себя неуязвимым, убийца потерял бдительность и попал в руки представителей органов правопорядка по наводке анонимного информатора. Серия ужаснейших преступлений прервалась в 1996 году.

Убийства ради удовольствия

Пройдя курс лечения, Оноприенко принялся вновь промышлять убийствами и грабежами. Действовал он так: выбирал какой-нибудь частный дом, врывался туда ночью, когда все спали, расстреливал хозяев и затем забирал все ценное. Сначала для убийств он использовал обрез охотничьего ружья, позже стал ходить «на дело» с ножами, топорами и молотками. За год им были убиты 43 человека, из них 10 детей. Так, однажды Оноприенко, застрелив хозяев дома, зарезал их старшего 6-летнего сынишку, а затем задушил младшего, трех месяцев от роду. Позднее на суде он пояснил, что убивал детей из жалости: ведь он сам вырос сиротой, и потому не хотел оставлять сиротами других.

Мотивы преступлений

Точные мотивы Анатолия Оноприенко были, пожалуй, неизвестны даже ему самому… Однажды он признался интервьюеру, что до сих пор не понимает, почему же начал убивать. Разумеется, имел место корыстный мотив – у каждой из жертв маньяк забирал деньги и ценности. Желание разбогатеть и ненависть к зажиточным людям, безусловно, имели место, так же как и явное наслаждение от убийств.

Что же касается неких «мистических» мотивов, о которых Оноприенко говорил на следствии и суде – то, скорее всего, это был лишь вымысел. Анатолий действительно свидетельствовал, что якобы слышал некие «голоса», велевшие ему убивать, что хотел сделать три серии убийств по 9, 40 и 365 человек. Но, вполне возможно, что такую тактику ему посоветовал кто-то из защитников (или же ее придумал сам преступник) дабы смягчить наказание, представ перед судом человеком «не вполне нормальным». В действительности вряд ли маньяк, убивая жертв, задумывался о начертании на карте некого «креста», о численности убитых. Ему были важны только выгода и удовлетворение от привычки лишать жизни…

Работавшие с Оноприенко психиатры предположили, что, возможно, внутренним мотивом маньяка являлась месть. Месть всем благополучным семьям за свою оставленность и недолюбленность в детстве. Может быть, сам изверг до конца и не осознавал данный факт, но в его поступках отчетливо проглядывал именно такой мотив – он мстил всем, и детям, и их родителям – за свое детдомовское детство. Кстати, специалисты, составлявшие психиатрическую характеристику на маньяка, пришли к выводу о его полном здоровье. Все выходки, по их мнению, были симуляцией.

Любопытный факт – благодаря своей особой жестокости и большому количеству жертв, а также известной истории с обращением Леонида Кучмы в Совет Европы, Анатолий Оноприенко достаточно широко известен на западе, как и его «коллега» Андрей Чикатило. Информационное агентство «Франс-пресс» поставило его во главу списка самых кровожадных убийц ХХ века.

Теги

Adblock
detector